Skip to Content

История поисков угля

История поисков угля

История освоения донецкого угля очень противоречива, что связано с политическим подтекстом этого вопроса. Что бы там не писалось, но первым шагом в освоении изобилующих и одновременно опасных земель Восточной Украины стало добывание соли из озер Бахмутского и Торского. Одной из проблем добычи соли был дефицит древесины в степной полосе, а цена на ввозимые дрова была на то время непомерно высока.
Меж тем, политика Петра Первого поощряла поиски полезных ископаемых, в особенности «горючего камня», как в те времена называли каменный уголь. Каждый, кто занимался поисками, уже сам по себе имел уважение, а в случае находки залежей человек получал как щедрое вознаграждение, так и особые возможности на создание частных добывающих предприятий. Это и побудило помощника губернатора, управляющего Бахмутским соляным промыслом, Никиту Вепрейского и коменданта Бахмутской крепости Семена Чиркова отправится на взятие проб каменного угля.

Уголь был обнаружен ними в двух точках: в Скелеватом урочище, что за Бахмутом и в водах речки Беленькой за 50 верст от Бахмута. Испытания угля показало желаемые результаты. В итоге царь дал приказ о направлении туда на угольную разработку необходимое количество рабочих. Так зародилась в 1723 году угольная промышленность. Подлинность этих данных, зафиксированная в царских указах, уже неоднократно проверялась разными комиссиями и не подлежит исследовательским сомнениям.
Вопросы, которые остаются, связаны с другими странными условностями этой истории. Во-первых, совершенно неясно каким образом Вепрейському и Чиркову удалось найти уголь без специальных знаний о свойствах полезных ископаемых и без научных сотрудников в составе их экспедиции. В те времена на территории Российской империи вообще лишь считанные специалисты могли себе представить, как выглядит этот минерал, не то что, как его искать.
До этого к поискам угля смог приблизиться лишь знаток минералов по имени Григорий Капустин, и то, привезенные ним образцы не получили одобрения угольной комиссии. Этот мистический аспект и породил споры о подлинности вклада, который был сделан экспедиторами в такой тонкий политический вопрос как угольная промышленность.