Skip to Content

История украинского угля

История украинского угля

Факты о поисках угля на землях восточной Украине очень противоречивы. С одной стороны ми имеем историю, документально подтвержденную, об удачной экспедиции помощника губернатора Никиты Вепрейского и коменданта Семена Чиркова. Уголь был ними обнаружен сразу в двух местах: в Скелеватом урочище и в речке беленькой, неподалеку от Бахмута. Обнаруженные образцы были доставлены в столицу на экспертизу, а там, в свою очередь, было подтверждено высокое качествоа ископаемых.
В этой истории, однако, есть немало странностей. Взять, к примеру, тот документально проверенный факт, что в экспедиции не было ни одного знатока минералов, а в те времена редкий человек мог себе представить, как выглядит каменный уголь.

Каким таким образом Чирков и Вепрейский обладали этими знаниями и притом знали каким образом искать уголь – до сих пор ставит в недоумении многих исследователей. Причем, еще до них, поиск угля проводился и более ведающим в этом вопросе человеком, Григорием Капустиным, и даже имел кое-какие результаты, к несчастью неодобренные царской комиссией.
Поиск угля вообще был крайне сложен, а потому говорить о случайном открытие сразу двух зарождений на протяжении одной короткой вылазки несведущих в этих делах людей не имеет смысла. Возникает теория с альтернативным разъяснением сложившейся ситуации: бахмутская экспедиция под началом Вепрейского и Чиркова ничего не выявляла, а направлялась на заранее известные им места. Что подтверждает и руководящие должности экспедиторов, ведь на изнурительные поиски обычно отправляли подготовленных, но незначимых рабочих из соляных заводов.
Но кто в этом случае был настоящим первооткрывателем найденных экспедиторами залежей, и благодаря кому угольная промышленность поднялась на ступень выше в царской России? Самым разумным объяснением этой тайны является версия со знающими местными жителями восточного края Украины. Возможно, уголь уже во всю использовался населением Запорожской Сечи и сами казаки могли и поделится информацией с приезжими, выменяв ее на что-то более им необходимое. Был ли это порыв щедрости или равноценный обмен сейчас мы можем только догадываться.